Получать новости по email

Творческая лаборатория

Марсик


У деда Евгения Ивановича жил пес по имени Марсик. По своей породе Марсик являлся престижной дворнягой. Его шикарная золотистая шерсть была густой и длинной, как грива африканского льва. Блестящие желтые кудри, будто Ниагарский водопад, так же мощно и могуче, волнами ниспадали с его широкой спины до пола. В них можно было купаться. Блохи это делали регулярно. Его кудри Евгений Иванович поднимал, как фату у невесты, чтобы не пачкались на улице. Так и бродили они по двору в ожидании собачьего опорожнения.
Дед очень сильно переживал за Марсика и, чтобы ускорить процесс, всячески показывал ему, что уже пора бы сходить в туалет. Порой подбадривал: кряхтел, пыхтел, присаживался, показывая, что надо делать. Прохожие обходили их стороной.
Ростом Марсик был невелик, сантиметров тридцать. По его образу и подобию можно было легко придумать новую породу: например, «Алжирская золотоносная борзая» или «Ниагарский огненный доберман». Но на самом деле по характеру он был настоящей дворнягой: умный, дерзкий и взбалмошный простачок с уверенным взглядом.
Однажды воскресным вечером, когда Евгений Иванович уже собирался предаться долгожданному сну, Марсик прибежал к нему в комнату, взмахнул волшебным хвостом-калачом и попросился на улицу. Часто моргая выпученными зелеными глазами, он недвусмысленно намекал на то, что его переполненное нутро в очень короткие сроки прорвет, и крутился возле кровати, громким лаем призывая срочно вывести его во двор.
Дед вяло смотрел Марсику в глаза и спросил:
– Что, опять жрать просишь?
Бабка из соседней комнаты уточнила:
– Срать он просит!
Дед прицепил собаку на поводок, причесал свои три седые волосины и пошел во двор. Ждать долго не пришлось, кряхтеть и показывать тоже: Марсик нагадил прямо возле подъездной двери и, счастливый, потянул деда домой.
Они зашли обратно в подъезд. Пахло сыростью и газетами. Подъехал скрипучий лифт, медленно отворились железные двери. Евгений Иванович зашел, нажал кнопку и, только приехав на свой этаж, увидел, что поводок у него в руке есть, а Марсика нет.
В это время в подъезд зашла подвыпившая соседка Люся, которая возвращалась домой после гостей. Подойдя к лифту, она увидела нечто странное: над ее головой, упираясь мокрым носом в закрытые двери лифта, словно жар-птица, висел Марсик, который вопросительно и с мольбой смотрел на соседку.
Получилось так, что Евгений Иванович зашел в лифт один, а Марсик, не успевший забежать в кабину, остался снаружи внизу. Лифт поехал, собачий поводок растянулся в шахте насколько мог, а потом медленно поволок собаку за собой вверх. Таким образом, впервые в жизни Марсик воспарил над землей. Хотя, по мнению соседки, дед в буквальном смысле слова изощренно повесил любимого пса на ее глазах.
Услышав ее вопли и сообразив, в чем дело, Евгений Иванович быстро нажал кнопку первого этажа и вернулся обратно. Когда двери открылись, Марсик аккуратно приземлился на пол и кашлянул.
Дед вышел из лифта, оглядел Марсика, потрогал его за шею и облегченно вздохнул:
– Хорошо, что на втором этаже живем, а не на пятом.

Евгений Холобок