Получать новости по email

Творческая лаборатория

Озеро с лебедями


– Нина Ивановна, с днем рождения! Желаем вам дальнейших трудовых успехов на благо нашего предприятия! Вы у нас, можно сказать, ветеран: тридцать пять лет трудового стажа в наших стенах.
«В наших застенках», – невольно думает Нина.
Начальник отдела неловко засовывает букет гвоздик под мышку, разворачивает большую аляповатую открытку и тараторит:
– С днем рожденья поздравляю, счастья-радости желаю…
Молоденькие девчонки из отдела переминаются с ноги на ногу, а Леночка, на седьмом месяце беременности, откровенно мается.
– Сергей Викторович, девочки, прошу к столу.
Все суетятся, рассаживаясь за застеленные офисной бумагой столы со всякой домашней снедью.
– Нина Ивановна, я бы вам посоветовал не выпивать с нами. Вас в отдел кадров просили подойти в конце рабочего дня.
Нина смотрит, как полы пиджака начальника опасно натянулись на животе, угрожая оторвать единственную пуговицу: «Ну, конечно, желаем вам дальнейших трудовых успехов на благо нашего предприятия».

***
– Все льготы. Как ветерану труда, вам положены все льготы – на лечение, на санаторно-курортный отдых один раз в год…
– Я бы еще поработала, – робко вздыхает Нина.
– Может быть, в будущем мы еще прибегнем к вашим услугам. У нас опытом не разбрасываются. Но сейчас, для стабилизации экономического положения предприятия, возможности трудоустройства пенсионеров не предусмотрено.
«В отделе кадров все говорят круглыми фразами»
Нина выходит на улицу. Апрельское солнце отсвечивает в окнах серого казенного барака, в который она ходила на работу тридцать пять лет. На втором этаже продолжают праздновать ее день рождения, и, кажется, Сергей Викторович запел.
«Надо переключиться на положительные эмоции»
Женщина мысленно стряхивает с себя казенные поздравления, неискреннее участие кадровички, и идет по улице, рассеянно поглядывая на солнце.
Сегодня Нине Ивановне исполнилось пятьдесят пять лет.

***
– Старый, может, сделаем ремонт на выходное пособие? Что копить-то? Деньги сейчас как пыль.
Нина делает форшмак, прокручивая на мясорубке очищенную бочковую селедку с вареным яйцом и жареным луком.
– Да какой ремонт? Мы в этой квартире жизнь прожили, детей вырастили. И не хватит твоего выходного пособия на ремонт. Дорого сейчас все.
– Нет уж, у меня новая жизнь, пенсионерская, полная счастливого безделья. И в квартире нужно что-нибудь поменять.
– Привычку делать форшмак не меняй, – отшучивается Саша, Нинин муж. – И что же наша душенька желает поменять?
– Душенька хочет озеро с лебедями. Нет, я серьезно. Небольшой фонтан.
– Фонта-а-н? На роскошь потянуло? «Есть в графском парке черный пруд…»
– Ой, только не пой ради Бога! Маленький такой фонтанчик…

 ***
Нина оторопело смотрит на огромную Царевну-лягушку с человеческими глазами и латунной стрелой в клыках, промеж которых вытекает струя воды.
– На эту модель скидка двадцать процентов. Журчание воды вас расслабит в минуты напряжения, – молодцеватый менеджер наступает на шланг, перекрывая воду. – Отечественный производитель, очень-очень надежная конструкция, но не автоматизированная.
– Нам бы что-нибудь более классическое. А то от вида этого животного я уже практически расслабился, – ерничает Саша.
– Настольный вариант. – Продавец переходит к стойке, где находится малюсенькое блюдечко, стилизованное под корыто с бельем, и фарфоровая фигурка прачки вытирает крошечные руки. – Французская миниатюра, коллекционная вещь. Три тысячи евро, только для вас.
Нина отрицательно качает головой: таких денег нет.
– Садовый вариант. Бассейны вкапываются в землю. Можно даже выращивать карпов.
Их приводят к огромным пластмассовым лоханкам.
– Нет, – вздыхает усталая Нина.
Это третий и последний магазин в их городе.
– Может, что-нибудь еще посоветуете? – расстроенно спрашивает Саша.
– Одну минуту! Вот телефон моего знакомого, он продает витражные работы. Только для вас! Я уверен, озеро с лебедями найдется!

***
Они покупают дверь с витражным стеклом. Нине нравится с первого взгляда. На черном стекле полотна, слегка отклонив изящную голову и приподняв крылья, готовится взлететь прозрачный лебедь.
«То, что надо!»
Саша заикается было, что нужно примерить, но тут уже довольная Нина идет на принцип. Расплачиваются и везут домой. У супругов хорошее настроение. Главное – не разбить.
Тут-то и выясняется, что дверь подходит только к проему туалета.
– Ну и пусть! Даже хорошо. Ее видно и из кухни, и из комнаты, и из прихожей. Будет такая роскошная вещь! – радуется Нина. – Как картина. Мне уже не купить ничего лучше, я теперь пенсионерка.
Ну, а раз жена довольна, то и Саше хорошо. С легким сердцем он навешивает дверь на петли. Все счастливы.
– Дай-ка я пройду, – улыбаясь, Нина заходит в туалет.
Свет включен, и, сквозь прозрачного лебедя, Нина как в аквариуме. Мелькнуло запретно белым.

***
– Нет, я так жить не согласен! – вопиет муж.
– Да перестань! Чего ты там не видел?
– Все видел. И видеть этого не желаю. А если гости? Мне что, к соседям в туалет ходить?
– Дверь не отдам! – вопиет Нина, и огромные слезы градом катятся по щекам. – Мне такую дорогую вещь больше не купить! Я теперь пенсионерка!
– Отойди, женщина! Я в туалет хочу! Свет не включать! – Саша отодвигает жену и с отвращением открывает дверь.
Слышится громыхание.
– Озеро ей с лебедями подавай! Я в темноте уже целый океан напрудил! Как картина? Хороша картина! Ступай обратно работать, а то от твоего счастливого безделья никакой жизни нет!

***
– Девушка, а что у вас есть для девочки семи лет? – Нина в магазине игрушек, покупает подарок для внучки.
Саша все не привыкнет к лебединой двери: выкрутил лампочку в туалете для надежности. Нина охраняет лебедя. Настроение плохое.
– У нас новинки для детского рукоделия: вязание…
«Фу!» – думает Нина. – «Как для старух!»
– …вышивка, витражные краски…
– Витражные краски?! Дайте два набора.

***
– Набор витражных красок для детей младшего школьного возраста, – смеясь, читает муж и смотрит, как Нина рисует прозрачному лебедю разноцветные перья.
– Хочу озеро с жар-птицей, – невозмутимо отзывается она. – Мир?
– Мир!




 
 

 

© Copyright: Юлия Хименес